Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
21.05.2018
19:29
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Дофин мудрец

Форма входа

Категории раздела
Жизнь великих людей [2]Историческое знание [5]

Меню сайта

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 66

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 Мудрые мысли 
Главная » Статьи » История » Историческое знание

Правление Ивана IV Грозного. Реформы и опричнина

 

I.1. Дед Грозного Иван III женат был дважды: в первый раз на тверской княжне, а во второй - на византийской царевне Софье (Зое) Палеолог. Трон должен был перейти к представителям старшей линии семьи в лице первенца Ивана и его сына Дмитрия. Великий князь короновал на царство внука Дмитрия, но потом заточил его в тюрьму, а трон передал сыну от второго брака Василию III. Подобно отцу, Василий III тоже был женат дважды. В первый раз государевы писцы переписали по всей стране дворянских девок-невест, и из полутора тысяч претенденток Василий выбрал Соломонию Сабурову. Брак оказался бездетным, и после 20 лет супружеской жизни Василий III заточил жену в монастырь. Вселенская православная церковь и влиятельные боярские круги не одобрили развод в московской великокняжеской семье. Составленные задним числом летописи утверждали, будто Соломония постриглась в монахини, сама того желая. В действительности великая княгиня противилась разводу всеми силами. В Москве толковали, будто в монастыре Соломония родила сына - законного наследника престола - Юрия Васильевича. Но то были пустые слухи, с помощью которых инокиня пыталась помешать новому браку Василия III.

Второй женой великого князя стала юная литвинка княжна Елена Глинская, не отличавшаяся большой знатностью. Ее предки вели род от знатного татарина, выходца из Золотой Орды.

Союз с Глинской не сулил династических выгод. Но Елена, воспитанная в иноземных обычаях и не похожая на московских барышень, умела нравиться. Василий был столь увлечен молодой женой, что в угоду ей не побоялся нарушить заветы старины, и сбрил бороду.

Четыре года супруги ждали ребенка, и только на пятом Елена родила сына, нареченного Иваном. Слуилось это 25 августа 1530г. Недоброжелатели бояре шептали, что отец Ивана - фаворит великой княгини. Согласно легенде, во всем царстве в час рождения младенца будто бы разразилась страшная гроза. Гром грянул среди ясного неба и потряс землю до основания. Казанская ханша, узнав о рождении царя, объявила московским гонцам: «Родился у вас царь, а у него двое зубы: одними ему съест нас (татар), а другими вас».

Источники официального происхождения приветствовали рождение наследника как событие, благое для всего православного мира: «Не токмо все Русское царство, но и повсюду все православнии възрадовавашася, вси православнии во всех концах вселенныя радости исполнишася».

Иван IV получил от предков тяжелую наследственность. В его жилах, кроме варяжской и славянской, текла кровь императорского рода Палеологов из Византии, татар из Орды и литовских князей.

Появились признаки вырождения царской семьи. Младший брат Ивана IV князь Юрий был глухонемым идиотом. Сын Ивана Федор страдал слабоумием, а другой сын, Дмитрий был поражен с младенческих лет «черным недугом», или эпилепсией, которая рано или поздно свела бы его в могилу.

Василий III был несказанно рад рождению первенца. Со всей семьей он отправился в Троице - Сергиев монастырь. В обитель были приглашены самые известные своей святой жизнью старцы.

Наследник был назван именем Иван в честь Иоанна Крестителя и в честь деда Ивана III . После церемонии крещения великий князь поднял младенца на руки и перенес на гробницу Сергия Радонежского, как бы вверяя его покровительству самого славного московского подвижника.

Когда Василию случалось покидать Москву без семьи, он слал « жене Олене « нетерпеливые письма, повелевая сообщать, здоров ли «Иван - сын» и что кушает. Ивану едва исполнилось три года, когда отец его заболел и умер.

Характер взаимоотношений великого князя с окружавшей его знатью никогда прежде не проявлялся так ярко, как в момент болезни и смерти Василия III. Завещание великого князя не сохранилось, и мы не знаем в точности, какова была его последняя воля. В Воскресенской летописи 1542г. Читаем, что Василий III , благословил «на государство» сына Ивана и вручил ему « скипетр Великой Руси» , а жене приказал держать государство « под сыном» до его возмужания. При Грозном, в 50-х годах, летописцы стали утверждать, будто великий князь вручил скипетр не сыну, а жене, которую считал мудрой и мужественной, с сердцем, исполненным «великого царского разума». Иван IV любил свою мать, и в его глазах имя ее окружено было особым ореолом. Неудивительно, что царские летописи рисовали Елену законной преемницей Василия III.

Осведомленный псковский летописец отметил, что Василий III «приказал великое княжение сыну своему большому Ивану нарече его сам при своём животе великим князем и приказал его беречи до пятнадцати лет своим бояром немногим». Из Псковского источника следует, что Василий III наделил регентскими функциями не жену Елену и не боярскую думу в целом, а немногочисленную боярскую комиссию, у которой Глинская затем незаконно отняла власть.

Великий князь смертельно занемог на осенней охоте под Волоколамском. Услышав от врача, что положение его безнадежно, Василий III велел доставить из столицы завещание. Гонцы привезли духовную грамоту, «от великий княгини крыющеся». Когда больного доставили в Москву, во дворце начались бесконечные совещания об « устроенье земском». На совещаниях присутствовали советники и бояре. Но ни разу великий князь не пригласил «жену Олену». Объяснение с ней он откладывал до самой последней минуты. Когда наступил кризис, и блоьному осталось жить считанные часы, советники стали «притужать» его послать за великой княгиней и благословить ее. Вот когда Елену пустили, наконец, к постели умирающего. Горько рыдая, молодая женщина обратилась к мужу с вопросом о своей участи: «Государь великий князь! На кого меня оставляешь и кому, государь, детей приказываешь?» Василий отвечал кратко, но выразительно: «Благословил я сына своего Ивана государством и великим княжением, а тоби есми в духовной своей грамоте, как в прежних духовных грамотех отцов наших и прародителей по достоянию, как прежним великим княгиням». Елена хорошо уразумела слова мужа. Вдовы московских государей получали «по достоянию» вдовий удел. Так издавна повелось среди потомков Калиты. Елена плакала. «Жалостно было тогда видеть ее слезы, рыдания», - печально завершает очевидец завершает свой рассказ.

Василий III , не помышляя о том, чтобы уничтожить значение Боярской думы. На последнее прощание он пригласил к себе князей Дмитрия Бельского с братьями, князей Шуйских с Горбатыми и «всех бояр». Умирающий заклинал думцев: «Вы, брате, постоите крепко, чтоб мой сын учинился на государстве государь и чтобы была в земле правда». Отпустив думу, Василий III оставил у себя до глубокой ночи двух самых доверенных советников - Михаила Юрьева-Захарьина и Ивана Шигону, к которым присоединился Михаил Глинский. Им он отдал последние распоряжения, касавшиеся его семейных дел: «… приказав о своей великой княгине Елене, како ей бе него бытии, как к ней бояром ходити…»

I.2. Князь Михаил Глинский не смог выполнить данного ему поручения по милости племянницы, великой княгини. Австрийский посол Герберштейн объяснял гибель Глинского тем, что он пытался вмешаться в интимную жизнь Елены и настойчиво убеждал ее порвать с фаворитом. Герберштейн был давним приятелем Глинского и старался выставить его поведение в самом благоприятном свете. Об авантюрных похождениях Глинского знала вся Европа.

Елена стала правительницей вопреки ясно выраженной воле Василия III . С помощью Овчины она совершила подлинный переворот, удалив из опекунского совета сначала Михаила Глинского и Михаила Воронцова, а затем князя Андрея Старицкого.

Правление Елены продолжилось менее пяти лет. Надо сказать, что женщины Древней Руси редко покидали мир домашних забот и посвящали себя политической деятельности. Не многим затворницам терема удалось приобрести историческую известность. В их числе была Елена Глинская. Она начала с того, что узурпировала власть, которой Василий III наделил семибоярщину. Без ее согласия не могли быть проведены последующие реформы.

В последний год жизни Елена много болела и часто ездила на богомолье в монастыри.

Великая княгиня умерла 3 апреля 1538 года. Власть перешла к уцелевшим членам семибоярщины.

Смерть правительницы была, как видно, естественной. Правда, австрийский посол Герберштейн по слухам писал об отравлении великой княгини ядом. Но сам же он удостоверился в неосновательности молвы и, издавая «Записки» во второй раз, не упомянул больше о насильственной смерти Елены. Царь Иван, негодовавший на бояр за непочтение к матери, даже не догадывался о возможном ее отравлении.

Бояре восприняли смерть Елены как праздник. Бывшие члены семибоярщины честили незаконную правительницу, не стесняясь в выражениях.

I.3. До смерти отца княжич Иван жил на женской половине терема под надзором боярынь, кормилиц и нянек. В три года его образ жизни изменился. Отныне он должен был участвовать во всех церемониях, требовавших присутствия монарха. Опекуны не позаботились о том, что бы переделать трон, который был слишком велик и неудобен для мальчика.

Свою первую аудиенцию трёх летний Иван дал гонцам крымского хана. После приёма он «подавал им мёд». В шесть лет князь принимал литовских послов и произнёс несколько слов, предписанных церемониалом. Однако на пирах в честь послов мальчик отсутствовал. Литовцем объяснили, что великому князю «будет стол в истому».

Когда князь Иван, последний из душеприказчиков Василия III, умер, во главе партии Шуйских стал князь Андрей Шуйский. В то время великому князю Ивану исполнилось тридцать лет.

Иван потерял отца в три года, а в семь с половиной лет остался круглым сиротой . Его четырёхлетний брат Юрий не мог делить с ним детских забав. Ребёнок был глухонемым от рождения. Достигнув зрелого возраста, Иван не раз с горечью вспоминал своё детство. Чернила его обращались в желчь, когда он описывал обиды, причинённые ему - заброшенному сироте - боярами. Жалобы царя столь впечатляюще, что их обаянию поддались историки. На основании царских писем В.О. Ключевский нарисовал знаменитый психологический портрет Ивана-ребёнка. В душу сироты рано и глубоко врезалось чувство брошенности и одиночество. Безобразные сцены боярского своеволия и насилия, среди которых рос Иван, превратили его робость в нервную пугливость. Ребёнок пережил страшное нервное потрясение, когда бояре Шуйские однажды на рассвете вломились в его спальню, разбудили и испугали его. С годами в Иване развились подозрительность и глубокое недоверие к людям.

Иван до семи лет рос, окружённый материнской лаской, а именно в эти годы сформировались основы его характера.

Последние сетования Грозного производят странное впечатление. Кажется, что Иван пишет с чужих слов, а не на основании ярки воспоминаний детства. Царь многословно бранит бояр за то, что они расхитили «лукавым умышлением» родительское достояние - казну.

Иван ан всю жизнь сохранил не доброе чувство к опекунам.

Иван жаловался не только на обиды, но и на «неволю» своего детства. «Во всём воли несть,- сетовал он, - но вся не по своей воли и не по времени юности».

Мальчика короновали в три года, и с тех пор он должен был часами высиживать на долгих церемониях, послушно исполнять утомительные, бессмысленные в его глазах ритуалы, ради которых его ежедневно отрывали от увлекательных детских забав.

Когда мальчик подрос, он предался потехам и играм, которых его лишали в детстве, окружающих поражало буйство и неистовый нрав Ивана. В двенадцать лет он забирался на островерхие и сталкивал кошек и собак. В четырнадцать лет он «начал человеков уроняти». Кровавые забавы тешили его. Он носился по улицам и площадям столицы, топтал конями зазевавшихся прохожих, на рынках бил и грабил людей. От озорства Ивана страдали все.

После убийства Андрея Шуйского Иван выехал на богомолье в Калязин монастырь. В четырнадцать лет монарх отправился в Троице- Сергиев монастырь, а оттуда в Кирилло - Белозерский монастырь и окружавшие его обители.

Боярская дума не могла отказать великому князю. Лучшего предлога не возможно было придумать. Так Иван был избавлен от надоевших ему дворцовых церемоний.

I.4. Василий III велел боярам беречь сына до пятнадцати лет, после чего должно было начаться его самостоятельное правление. Пятнадцать лет- пора совершеннолетия в жизни людей XVI столетия. В этом возрасте дворянские дети поступали на военную службу. Василий III возлагал надежды на то, что назначенные им опекуны приобщат наследника к делам управления. Но опекуны не исполнили главного им дела. В пятнадцать лет Иван оказался не подготовленным к роли правителя державы.

Осенью 1545года государь велел урезать язык Афанасию Бутурлину «за его вину, за невежливые слова». Дума выразила неудовольствие. В ответ князь наложил опалу на бояр. Фактически великий князь объяви опалу всему руководству Боярской думы. Конфликт был улажен благодаря вмешательству митрополита Макария. В декабре опал с бояр была снята.

Иван четвёртый приказал убить двух своих сверстников, принадлежавших к знатнейшим фамилиям. Кровавая расправа со сверстниками не была следствием мальчишеской ссоры, современники засвидетельствовали, что их убили по повелению Михаила Глинского и матери его княгини Анны.

Правление Ивана началось неладно. Пролилось много крови. Необходимо было исправить впечатление и упрочить авторитет монарха. При таких обстоятельства в окружении государя возникли планы его коронации царским венцом. Митрополит Макарий, а так же и Глинские поддержали эти планы.

Великовозрастный «недоросль» путал управление с забавой. Он был уверен, всякую жалобу, всякую «встречу» -супротисловие подданных надо карать беспощадным образом. Совершеннолетие Ивана было ознаменовано важным событием. Глава государства принял титул царя.

Ивана короновали шестнадцатого января 1547года. Поле торжественного богослужения в Успенском соборе в Кремле митрополит Макарий возложил на его голову шапку Мономаха-символ царской власти. Первые Московские друзья в своих завещаниях неизменно благословляли наследников «шапки золотой» - короной своей Московской вотчины. Когда Русь покончила с тяжким татарским игом, повелители могущественной державы продолжали украшать свою голову прадедовской «золотой шапкой», но теперь они именовали её шапкой Мономаха. Она была расшита жемчугом и нарядно убрана золотыми бляшками. По поводу происхождения шапки Мономаха сложена была такая легенда. Когда Мономах совершил победоносный поход на Царьград, его дед император Константин отдал внуку порфиру со своей головы, что бы купить у него мир. От Мономаха императорские регалии перешли к московским государям.

В действительности инициатива коронации принадлежала не Ивану, а людям, которые правили его именем. Затеяв коронацию, родня царя добилась для себя крупных выгод. Бабка царя Анна с детьми обширные земельные владения на правах удельного княжества. Князь Михаил был объявлен ко дню коронации конюшим, а его брат князь Юрий стал боярином.

I.5. В жаркие летние месяцы 1547года в Москве произошли крупные пожары. От огня пострадало множество дворов, церквей выгорел Кремль, в огне погибло 1700 человек. Митрополит чудом спасся с горящего Кремля.

Вопрос о виновниках неслыханного бедствия пал на подготовленную почву. В толпе выкрикнули имя Анны Глинской и её детей. Иван четвёртый подробно описал мятеж в приписках на полях официальной летописи.

Мятеж в Москве привел к отстранению Глинских от власти. На свадьбе Ивана четвёртого в феврале 1547года Глинские играли видную роль.


II. 1. В ходе объединения русских земель власть московских государей чрезвычайно усилилась, но не стала неограниченной. Монарх делил власть с аристократией. «Царь указал, а бояре приговорили» - по этой формуле принимали законы, решались вопросы войны и мира. Через Боярскую думу знать распоряжалась делам в центре. Она контролировала и все местное управление. Бояре получали в « кормление» крупнейшие города и уезды страны.

Московское восстание 1547г. создало благоприятные возможности для выхода дворянства на политическую арену. Именно после восстания впервые прозвучал голос дворянских публицистов, и представителям был открыт доступ на сословные совещания, или соборы, получившие позже наименования Земских соборов. Дворянские публицисты выдвинули проекты всестороннего преобразования государственного строя России. Поток идей увлек молодого царя.

В формировании мировоззрения Ивана большую роль сыграл митрополит Макарий, «по чину» занявший место наставника царя. Высокообразованный человек, но простой писатель, Макарий обладал качеством, которое помогло пережить ему все боярские правительства и в течении 20 лет пользоваться милостями Ивана.

Деятельность Макария оказывало воздействие на устремление Ивана. Но его влияние не стало исключительным.

С первых шагов самостоятельного правления Иван не мог обойтись без советов своих приказных людей. Среди них выделялся дьяк Иван Висковатый. Он стал главным его любимцем, а не Алексей Адашев - Ольгов.

Адашевы не принадлежали к знати. А.Ф. Адашев попал ко двору благодаря успешной и длительной службе отца. Василий III упамянул в 1533г. О посылке в Казань «ближнего своего человека Федора Адашева сына Олгова». Признание Адашеву принесла общественная деятельность.


II.2. В XVI в. Россия многократно страдала от катастрофических неурожаев и голода. Бедствия вели массовому бегству русских людей в степи «Дикое поле». Бегство в степь вело к отказу от привычного уклада жизни. Казаки не пахали землю, потому что кочевые орды могли обнаружить их поля и уничтожить посевы и их владельцев.

Ко времени Ивана IV казаки основали свои станицы по всему течению Дона и Нижней Волги. Станичники не признавали над собой власти царя, но, когда русские полки появились в Нижнем Поволжье, казаки оказали им неоценимую помощь.

Летом 1547г. В Москве вспыхнуло восстание. 21 июня огромный пожар почти дотла спалил деревянную столицу - сгорело 25 тысяч дворов, остались без крова 80 тысяч москвичей, почти все ее население, 1700 человек погибли. Начавшаяся эпидемия и голод косили людей. Проползли слухи: «Москву - де подожгли Глинские, а бабка царя Анна Глинская колдовала: вынимала сердца человеческие и клала их в воду да тою водою, ездя по Москве, кропила, и оттого Москва выгорела». Подобный оборот событий был выгоден для Захарьиных и их сторонников.

20 декабря 1547г. Царь покинул Москву, чтобы возглавить поход в Поволжье. Это бала его первая серьезная военная кампания. Немало ратников нашли смерть, провалившись в полыньи.

Иван вернулся в Москву 7 марта 1548г. Бесславное окончание войны с басурманами наводило на мысль о наказаньи Божьем за грехи. Во искуплении грехов государь в июне пешком отправился на богомолье в Троице - Сергиев монастырь. С ним шли царица Анастасия и брат Юрий. Монахи удостоились щедрой милостыни.

II. 3. Значительную роль в жизни Ивана IV суждено было сыграть Священнику Сильвестру, новгородцу родом. Он получил место в кремлевском Благовещенском соборе.

Благовещенский собор был семейным храмом царской семьи.

Новгородец Сильвестр принадлежал к образованным кругам духовенства.

Грозный немало был обязан Сильвестру своими успехами в образовании. Но после разрыва царь перестал признавать умственное превосходство бывшего наставника и наградил его нелестным прозвищем - «поп - невежа». Этот эпитет свидетельствовал скорее о раздрожении царя, нежели о невежестве Сильвестра.

Известно, что Сильвестр составил или, во всяком случае, отредактировал знаменитый «Домострой». На первых страницах Сильвестр учил вере в Бога и тут же переходил к теме, «како чтити детем отца духовнаго и повиноваться им во всем».

Через «Домострой» наставник действительно старался всесторонне регламентировать жизнь государя: учил, как следует посещать церкви, вершить всевозможные житейские дела.

Поп был учителем строгим и требовательным. Когда ученик восстал против авторитета священника, он произнес много горьких слов. При Сильвестре, сетовал царь, даже в малейших и незначительных делах «мне ни в чем не давали воли: как обуваться, как спать - все было по желанию наставников, я же был как младенец». Пора ученичества не прошла для него бесследно.

Сильвестр принадлежал к числу глубоко верующих людей. У него случались галлюцинации, он слышал небесные голоса, ему являлись видения.

Рассказы Сильвестра производили на Ивана потрясающее впечатление. Священник зажег в его душе искру религиозного чувства. Иван увлекся религией и вскоре преуспел в своем увлечении. Он ревностно исполнял все церковные обряды. В минуты нервного напряжения он получал знаки свыше. Под стенами Казани перед последним штурмом 23-летний царь после многочасовой молитвы явственно услышал звон колоколов столичного Симонова монастыря.


III.1. Москва завершила объединение русских земель в конце XV - начале XVI в. Управлять обширным государством с помощью архаических институтов и учреждений, сложившихся в мелких княжествах в период раздробленности, оказалось невозможно. Любое правительство должно было начать перестройку институтов государственного управления.

Такие реформаторы, как Адашев или Висковатый, были обязаны карьерой не только милостям государя, но еще больше удачной службе в приказах - новых органах центрального управления.

Реформаторы впервые заявили о себе после созыва «собора примирения» 1549 г. Помимо Боярской думы и церковного руководства на этом совещании присутствовали воеводы и дети боярские. Выступая перед участниками собора, 18-летний царь публично заявил о необходимости перемен. Свою речь он начал с угроз по адресу бояр - кормленщиков, притеснявших детей боярских и «христиан», чинивших служилым людям обиды великие в землях. Обличая злоупотребления своих вельмож, Иван возложил на них ответственность за дворянское оскудение.

Настала неповторимая, но краткая пора расцвета русской публицистики. Одним из самых ярких публицистов той поры был Иван Семенович Пересветов. Он родился в Литве в семье мелкого шляхтича и исколесил почти всю Юго-Восточную Европу, прежде чем попал на Русь. Проведя многие годы в бедности, он мгновенно оценил благоприятные возможности, связанные с наметившимся поворотам к реформам. Пересветов прибегнул к аллегориям и описал в качестве идеального образца грозную Османскую империю, построенную на обломках греческого царства. Воззрения Пересветова поражали современников своей широтой. Публицист писал, что о поступках людей надо судить по их «правде», ибо «Бог не веру любит, а правду».

Он советовал царю быть щедрым к «воинникам» и противостоял против боярского засилья в России.

III. 2. В 1549 г. «собор примирения» принял решение о том, чтобы исправить Судебник «по старине». Приказы приступили к делу немедленно, и к июню 1550 г. Работа была завершена.

В России управление и суд не были разделены и осуществились одними и теми же лицами - боярами и волостелями. В суде процветали взяточничество и произвол. Царский Судебник должен был положить конец таким порядкам.

Судебник защищал «честь» любого члена общества, но штрафы за бесчестье были неодинаковыми. Обидчик должен был платить за бесчестье купца - 50 руб., посадского человека - 5 руб., крестьянина - 1 руб.

Судебник устанавливал порядок законодательства в России «с государева доклада и приговора всех бояр».

Составители Судебника не внесли изменения в те законы государства, которые определяли взаимоотношения землевладельцев и крестьян.

Новый Судебник ускорил формирование приказов, расширил функции приказной бюрократии, несколько ограничил власть наместников-кормленщиков на местах. Новые статьи Судебника предусматривали непременное участие выборных земских властей - старост и «лучших людей» - в наместничьем суде.

Приговор 1549г. невозможно считать реформой. Он оставлял местнические порядки в неприкосновенности. Настоящие реформы начались в 1550г., когда на свет появились новые законы.

III. 3. На Стоглавом соборе правительство открыто поставило о дальнейших судьбах монастырского землевладения.

В 1551г. Иван IV рассчитывал провести земельную реформу, опираясь на заволжских старцев.

Реформаторам удалось лишь частично осуществить свои замыслы. В мае 1551г. Был издан указ о конфискации всех земель и угодий, переданных Боярской думой епископам и монастырям после смерти Василия III. Закон запрещал церкви приобретать новые земли без доклада правительству. Власти ввели некоторые ограничения в отношении княжеско-вотчинного землевладения. Князьям запрещалось продавать и отказывать свои вотчины в пользу церкви без особого на то разрешения. Земли, уже переданные монастырям без доклада, подлежали конфискации для последующей раздачи в поместье.

Цель нового законодательства заключалась не в консервации удельной старины, как полагают некоторые исследователи, а в расширении фонда государственной земельной собственности, опоры всей военно-служилой системы Московского государства.

Осуществление нового земельного законодательства позволило правительству несколько пополнить фонд поместных земель за счет церковных и отчасти княжеских вотчин.

Власти довершили реформу податного обложения, объявив о введении «большой сохи». Размеры этой окладной единицы определялись сословной принадлежностью землевладельца. Черносошные крестьяне оплачивали соху в 500, церковные феодалы - в 600, служилые землевладельцы и дворец - в 800 четвертей «доброй земли». Дворяне получили ощутимые налоговые льготы по сравнению с духовенством и особенно с крестьянами.

III.4. Когда у царицы родился сын, Иван поспешил в Троицу, где монахи окрестили младенца и нарекли его Дмитрием. Едва кончилась зима и наступили первые весенние дни, Иван занемог «тяжким огненным недугом». В случае кончины царя трон должен был наследовать младенец Дмитрий. Его именем во дворе распоряжались дядья царевича бояре Романовы.

Грозный оставил приписку к Лицевому своду. Ее можно условно озаглавить как «Сказание о мятеже».

Ближняя дума принесла присягу на имя наследника 11 марта 1553г. Общая присяга всех членов думы была назначена на следующий день.

В письме Курбскому Грозный прямо приписал А.Адашеву намерение «извести» младенца царевича. Однако из его летописной приписки следует, что Алексей верноподданнически и без всяких оговорок целовал крест Дмитрию в первый день присяги.

В первоначальном тексте летописной приписки сразу за речами Шуйского и Ф.Г.Адашева следовало изложение «царских речей». Грозный будто бы обвинил бояр в том, что они хотят свергнуть династию. Видя растерянность Захарьиных, Иван IV предупредил их, что враги умертвят их первыми.

Пораженный недугом, Иван не узнавал людей и не мог говорить.

Брат царя вел себя вызывающе в день общей присяги 12 марта. Будучи приглашен во дворец, он наотрез отказался присягать младенцу-племяннику и даже угрожал боярину Воротынскому немилостью. Но все члены думы уже присягнули наследнику.

Фактически дело шло к государственному перевороту. Однако царь выздоровел, и династический вопрос утратил остроту.

III.5. Крупнейшей реформой середины XVIв. была реформа центрального управления и организация приказной системы управления, просуществовавшей в России петровских времен. В период раздробленности великий князь поручал решение дел своим боярам по мере необходимости. Одним из первых «приказов», превратившихся в постоянное учреждение, было центральное финансовое ведомство - Казна.

Казначеи ведали Денежным двором, собирали государеву подать в Москве и «дань» в Новгороде, оплачивали военные расходы. Со временем из состава Казны выделились узкофинансовые ведомства вроде Большого прихода. Поземельные дела стал вершить Поместный приказ, военные дела - Разрядный приказ, суд - Разбойный приказ.

В числе первых в Москве сформировались приказы, управлявшие княжеским доменом - собственностью великокняжеской фамилии. Дворцовый приказ снабжал дворец и многочисленные царские резиденции припасами.

Начало переустройству приказной системы на новых основах положила организация Посольского приказа на первом году реформ.

Характерной чертой системы приказного управления была чрезвычайная дробность ведомств и отсутствие четкого разграничения функций между ними. Наряду с центральными отраслевыми управлениями ( Казна, Посольский, Разрядный, Поместный, Разбойный, Конюшенный, Ямской приказы, приказ Большого прихода ) существовали областные приказы, управлявшие территориями отдельных земель ( Тверской, Рязанской дворцы ), упраздненными удельными княжествами ( Дмитровский и Углицкий дворцы ) и вновь завоеванными землями ( Казанский дворец ).

Первыми в состав думы вошли руководители Казенного приказа - двое казначеев и хранитель большой государственной печати - «печатник».

Боярская дума контролировала деятельность приказов, периодически посылая туда окольничих и бояр. Она окончательно конституировалась в высший орган государственной власти.

Реформа центрального аппарата управления повлекла за собой преобразования местного управления - системы кормлений. Текст подлинного приговора думы о кормлениях отсутствует, и о его содержании можно судить только по его литературному пересказу.

Земская реформа в целом как бы завершила общую перестройку аппарата государственного управления на новых сословных началах.


Категория: Историческое знание | Добавил: Dojdit (23.04.2012)
Просмотров: 874 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Корзина
Ваша корзина пуста

Поиск

Block title
Block content

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz