Главная
Регистрация
Вход
Среда
13.12.2017
23:24
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Дофин мудрец

Форма входа

Категории раздела
Жизнь великих людей [2]Историческое знание [5]

Меню сайта

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 66

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 Мудрые мысли 
Главная » Статьи » История » Историческое знание

Период феодальной раздробленности Древней Руси



Это время вплоть до княжения великого князя Ивана III обычно называют удельным периодом. К середине XII в. на основе Киевской Руси сложилось 15 княжеств, к началу XIII в. их было уже около 50, а в XIV в. некогда единое государство раздробилось более чем на 250 мелких уделов. Необходимо отметить, что, умирая, Ярослав Мудрый разделил страну между своими наследниками и установил порядок передачи власти – не старшему сыну, а старшему в роде. Сначала им стал старший сын Ярослава Изяслав, которому обязаны были повиноваться остальные князья. На юридическом языке того времени великий князь киевский именовался «князем старейшим», а остальные князья – его вассалы – «братьями молодшими». Киев и другие русские города считались родовой собственностью Рюриковичей и наследоваться должны были по родовому старшинству. Так, после смерти Изяслава Киев перейдет к его брату Святославу, прежде сидевшему в Чернигове, а Чернигов, в свою очередь, наследует третий брат Всеволод – и так далее. Несмотря на то, что Ярослав Мудрый и разделил землю между своими наследниками, все-таки его дети жили хоть и в раздробленной, но единой Руси, признающей верховенство великого князя киевского. И только потом – ко времени татаро-монгольского нашествия – подобный порядок приводит к тому, что удельные княжества получают полную независимость, а единый центр фактически исчезает. После смерти Ярослава Мудрого великокняжеский престол занимали разные князья, но все-таки домонгольский период связан, прежде всего, с именем великого князя Владимира Мономаха. Именно он в период, когда Ярославичи начинают ссориться, дробить свои уделы, предпринимает ряд важных шагов по сохранению хотя бы внешнего единства Руси. Его считают одним из выдающихся государственных деятелей и полководцев Древней Руси. Он родился в 1053 г. – за год до смерти своего великого деда князя Ярослава Мудрого. Своим прозвищем Владимир Мономах («единоборец») обязан своему деду по материнской линии византийскому императору Константину Мономаху. Во время своего становления Владимир стал свидетелем распрей и междоусобиц между непосредственными наследниками Ярослава Мудрого. Он, конечно, видел, как пагубно сказываются внутренние нестроения в Русской земле на жизни людей, как много поражений терпит Русское государство из-за отсутствия единства. Великим князем Киевским Владимир Мономах стал только лишь в 60 лет, после того, как он «подождал в очереди», пока сыновья Ярослава Мудрого, в том числе его отец, занимали этот престол. За время своего княжения Владимир зарекомендовал себя как мудрый государственный деятель, доработав, например, юридический свод правил и законов, по которому жило русское общество – «Русскую Правду». Владимир Мономах предпринимает усилия, чтобы каким-то образом сохранить единство Русской земли. В 1097 г. он созывает в построенной им крепости Любече съезд князей, чтобы обличить своего политического оппонента князя Олега Святославовича, обвинив его в дружбе с половцами. Фактически же на этом съезде князьями решалась очень важная задача: как прекратить междоусобные столкновения? Было принято решение закрепить принцип феодальной раздробленности, но: отныне «каждый да держит отчину свою», то есть каждый князь обязывался владеть землями, унаследованными от отца и не покушаться на чужие – принципиальный момент в сложившихся тогда условиях. Владимир Мономах умер в 1125 году в возрасте 72 лет, завещав своему сыну Всеволоду огромную по тем временам страну – все земли, над которыми он властвовал как Киевский князь. Если мы обратимся к внешнеполитическому аспекту, то необходимо отметить, что на протяжении XI-XII вв., вплоть до вторжения татаро-монгольских полчищ на территорию Руси, русские земли активно сотрудничали и выстраивали свои отношения как с европейскими государствами, так и с кочевниками – например, с половцами. Однако с постепенным распадом некогда единого государства и отдалением его разрозненных уделов друг от друга – особенно после татаро-монгольского нашествия – на месте Киевской Руси образовались три большие части, а именно: Юго-Западная Русь, Северо-Восточная Русь и Новгородская республика. Все они начали проводить свою внешнюю политику. Но, конечно же, основную внешнеполитическую линию продолжал проводить киевский князь. В XII-первой половине XIII вв. внешняя политика русских земель строилась по традиционным направлениям. Во-первых, это связи с Византией. Последняя война с Византией состоялась в 1043 г., а до этого действовал мирный договор, подписанный еще при Владимире Святом. В 1043 г. Ярослав Мудрый организовал крайне неудачный поход на Царьград, после которого на протяжении более чем 400 лет – вплоть до захвата Константинополя турками – между Русью и Византией существовали мирные политические, церковные и культурные отношения. И если сначала эти отношения строились через Киев, то с усилением раздробленности и завоеванием Руси татаро-монголами центр русско-византийских отношений сдвигается в сторону Владимиро-Суздальской Руси. Какими инструментами реализовывались взаимоотношения между Византией и Русью? Прежде всего, это были брачные союзы – например, Владимир Мономах, сам бывший внуком византийского императора, выдал свою дочь за Леона, сына императора Диогена, а одну из внучек – за царевича из дома Комнинов. Кроме того, это была борьба против кочевников, представлявших угрозу как для Руси, так и для Византии. Если в X в. Византия была заинтересована в поддержке печенегов против Руси, то теперь у русских и византийцев появился общий враг – половцы. Новым в отношениях Руси и Византии было участие русских войск во внутривизантийских делах. Например, в 1073-1074 гг. русские войска Владимира Мономаха оказали императору помощь в подавлении восстания в Херсонесе (ныне – Севастополь). Помимо Византии активно развивалось западное направление внешней политики, причем выстраивались отношения не только с восточноевропейскими государствами, но и со странами Западной Европы. Здесь также важную роль играли брачные союзы – опять-таки не только с восточноевропейскими соседями, но и с представителями западноевропейских дворов. Это ярчайшее свидетельство того, что Русское государство – вопреки утверждениям некоторых историков о его изолированности – было неотъемлемой частью общеевропейской международной политики. Ведь европейские монархи не стали бы заключать браки с представителями ничего не значащих правящих домов. Например, жена Владимира Мономаха Гита была дочерью англо-саксонского короля Гаральда, внучка Ярослава Мудрого Евпраксия вторым браком была замужем за императором Священной Римской Империи Генрихом IV. Брачные союзы нередко использовались русскими князьями как инструмент во внутриполитической борьбе. Например, Ярославичи во время своих распрей активно использовали свои семейные связи – Изяслав Ярославович, будучи женат на польской принцессе Гертруде, пользовался поддержкой поляков, Святослав Ярославович использовал свои немецкие связи, так как был женат вторым браком на германской принцессе Оде, Ярополк Изяславович – внук Ярослава Мудрого – также был женат на немецкой принцессе Кунингуде. Подобные брачные союзы говорят о том, что Русь в то время была важным игроком на европейской арене. Не только Священная Римская Империя была значимым внешнеполитическим партнером для русских князей – зачастую «недобросовестные» русские правители привлекали Папу Римского для решения внутриполитических проблем. Так, Изяслав Ярославович после того, как сами киевляне прогнали его с княжения, стал искать поддержки у Папы Григория VII и даже отправил к нему посольство во главе со своим сыном, признав себя его данником, а также приняв царство из рук римского первосвященника. Этим дипломатическим маневром Изяслав получил при посредничестве Папы поддержку польского короля Болеслава и вернул себе киевский престол. Особенно активными в отношениях с Папским Престолом были южнорусские земли, позднее получившие название Галицко-Волынского княжества. Будучи исконно русскими православными княжествами, эти земли во время феодальной раздробленности все более втягиваются в орбиту влияния Польши и Литвы, на долгое время даже входя в состав этих государств. Все это время в этих княжествах не прекращала наращивать свое влияние католическая церковь. Галицко-Волынский князь Даниил Галицкий даже заключает союз с Папой и получает из его рук корону – только лишь в обмен на так и не выполненное обещание римского содействия в борьбе с татарами. Помимо этой ориентации на Папу, южнорусские земли активно взаимодействуют с Польшей и Венгрией. Историки подсчитали, что с середины XI по XIII вв. между Польшей и Южной Русью было заключено 15 брачных союзов. Браки с представителями Венгрии – на тот момент крупного государства на юге Европы – заключались еще во времена Ярослава Мудрого, выдавшего свою дочь Анастасию за венгерского короля Андрея, дочь которого, в свою очередь, вышла замуж за галицкого князя. Так чуднό иногда переплетались отношения восточноевропейских народов. С развитием торговли особую роль стали играть отношения русских городов – Русь вообще издревле называли страной городов «Гардарикой» - с немецкими и прибалтийскими городами. Известны торговые договоры Новгорода 1195, 1257 и 1270 гг., а также договор Смоленска 1229 г. с немецкими городами Прибалтики. При этом правовой основой для разрешения возникавших споров служила уже упоминавшаяся Русская Правда, по которой жило тогдашнее русское общество. В торговые договоры обычно включались обязательство гарантировать неприкосновенность иностранных купцов, не подвергать их тюремному заключению и пыткам. Во время войны купцам придавался статус нейтральных лиц, а также предоставлялось право свободного проезда через воюющие земли. В Смоленском договоре также содержалось требование о запрете привлечения иностранцев на военную службу в военное время. В данных соглашениях подробно прописывались торговые пути, использовавшиеся купцами, порядок уплаты ими долгов, устанавливалось единство мер и весов, а также размеры торговых пошлин. В том же Смоленском договоре упоминается свобода плавания по Западной Двине. Как уже было отмечено, феодальная раздробленность определяла не только внутреннюю политику Древнерусского государства, но и его внешнеполитическое поведение. После Ярослава Мудрого князья для разрешения возникавших споров вводят практику так называемых «снемов» или съездов. Характерен в этом смысле уже упоминавшийся Любечский съезд 1097 г., решивший многие территориальные споры между князьями. На съездах решались также и вопросы общих военных походов. Зачастую решения о совместной обороне от внешних врагов в условиях раздробленности принимались на таких съездах – например, в 1103 г. на одном из таких «снемов» Владимир Мономах и его двоюродный брат Святополк договорились о совместном походе против половцев. Как и большинство международных договоров, эти съезды завершались крестным целованием и торжественным обещанием его участников всеми силами содействовать проведению в жизнь принятых решений. За нарушение обещания предполагалось серьезное наказание – для бояр казнь, а для князей лишение удела. Так, на одном из «снемов» было принято решение отнять владимиро-волынский город у князя Давида Игоревича, не выполнившего решений съезда в Любече. Кроме решений съездов, отдельные князья также могли заключать соглашения между собой. В подобных случаях посредниками могли выступать союзные князья, княжеские дружинники, епископы и игумены монастырей, а иногда даже женщины из княжеских семей. Любопытно, что в 1097 г. примирению Владимира Мономаха с киевским князем Святополком способствовали вдова Всеволода Ярославича и митрополит. Черниговский епископ Порфирий выступил посредником в споре между рязанскими князьями и владимирским князем Всеволодом Большое Гнездо. И вообще примирение князей происходило зачастую в присутствии архиереев или в монастырях. Авторитет духовенства предоставлял широкие возможности для участия в политике. Например, в 1127 г. Григорий, игумен одного из киевских монастырей, опираясь на поддержку созванного им церковного собора, убедил киевского князя Мстислава Владимировича нарушить договор с черниговским князем, в чем впоследствии Мстислав, как повествует летопись, раскаивался всю жизнь. В ряде договоров подробно прописывалось правовое положение послов, вопросы их неприкосновенности. Ведь в то время послов часто задерживали насильно. Так, в 1142 г. новгородские послы были задержаны киевским князем, так как не пришли к согласию относительно кандидатуры новгородского князя. Владимирский князь Андрей Боголюбский тоже арестовал новгородских послов в 1167 г. Следует отметить, что послы получали от князя, к которому они были посланы, определенное материальное содержание, что, возможно, восходит к византийской традиции. Предметом договоров между князьями XI-XII вв. были вассальные отношения, вопросы мирного урегулирования после вооруженных конфликтов между ними – например, правило возвращения крестьян и холопов, захваченных во время военных действий. При этом порукой выполнения договора служило все то же крестное целование. Однако далеко не всегда моральный авторитет христианского символа оказывался достаточным условием исполнения обязательств. Дополнительным обеспечением договоров было предоставление заложников – «талий», как их называли в то время. Наиболее распространенной эта практика был в отношениях с половцами. Например, в 1095 г. во время переговоров с Владимира Мономаха с половцами в Переяславле заложником с русской стороны выступал сын Мономаха Святослав. По обычаям международного права того времени, личность заложника считалась неприкосновенной, однако эта традиция порой нарушалась. В договоре Новгорода с немецкими городами 1095 г. за убийство заложников прописывалась двойная плата. Ритуал расторжения договора был обычно довольно простым – посол бросал так называемые «крестные грамоты» и уезжал. Однако феодальная раздробленность вела к тому, что князья все же не могли преодолевать все свои противоречия – ни во время съездов, ни путем заключения договоров. Из-за этой неспособности князей действовать сообща русские земли зачастую оказывались в опасности. Эта опасность проявилась еще до монгольского нашествия – когда на юге появились воинственные половцы, занявшие в 1054-1055 гг. пространства от Волги до Дона. К сожалению, русские князья не смогли выступить единым фронтом в защиту своих земель. Поэтому уже в 1068 г. половцы вторгаются в Киевскую Русь и доходят до Чернигова. Три сына Ярослава терпят жесточайшее поражение от половцев в битве на р. Альте у Переяславля, а половцы вплоть до третьего десятилетия XIII в. начинают постоянно опустошать русские земли. А русские князья в силу своей разобщенности не могут организовать действенного отпора половцам и, более того, сами используют союзы с половецкими ханами в своих внутриполитических целях. Самым главным внешнеполитическим итогом феодальной раздробленности стало то, что русские князья не смогли оказать эффективного сопротивления еще более грозному противнику, пришедшему на Русь в первой половине XIII в., – монголо-татарам.

Категория: Историческое знание | Добавил: Dojdit (20.11.2011)
Просмотров: 5974 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Корзина
Ваша корзина пуста

Поиск

Block title
Block content

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz